Тверская область

Здесь рождается Волга!

Туризм в Тверской области
visitTver.com
Пресс-центр » Статьи и публикации » Старица – Торопец –Осташков – Торжок

Старица – Торопец –Осташков – Торжок

Наталья АНОХИНА, Оксана ПЕРЕВОЗНИКОВА
Жемчужины земли Тверской, газета «Неделя Подмосковья», 6-11 ноября 2008 г.


За четыре дня мы проехали порядка двух тысяч километров. И поняли важную вещь: отныне не надо в поисках впечатлений и отдыха торопиться уезжать за границу. Достаточно оглядеться вокруг и понять: для отдыха и развлечений всё есть в родном отечестве. Например, в соседней с нами Тверской области, куда пригласили нас «прокатиться» в так называемый медвежий угол - себя показать, да во всём своём великолепии - нате, мол, любуйтесь!

Смотрины, признаемся, состоялись. Мы поняли главное: в Тверской губернии есть не только что посмотреть, но и где отдохнуть, причём даже самым взыскательным гражданам. И пусть места, где пришлось побывать, называют здесь медвежьим углом, это всё равно ближе, чем любая заграница, да и виз оформлять не нужно.
Требуется только одно - собраться и отправиться в путь, без боязни, что тебе уготованы заштатные гостиницы с тараканами и еле дышащими батареями. Теперь и здесь в плане сервиса могут дать фору иному заграничному пансионату или гостинице. Чтобы убедиться в правдивости этих слов, достаточно отправиться на турбазу Дербовеж или в городок Осташков, где две суперсовременные гостиницы взялись конкурировать не только друг с другом, но и с заграницей. Как заметил один наш коллега, зайдя в гостиницу «Монолит», ему вдруг показалось, что он в Германии, так похожи условия проживания. И это, считаем, высшая похвала. Вряд ли найдётся кто­то ещё, кто мог бы соперничать с немцами в плане педантичной аккуратности и чистоты.
В плане услуг и развлечений российская сторона тоже активно подтянулась, может предложить отдых на любой вкус. Но то, что иностранным гражданам видится здесь экзотикой, призванной удовлетворить их любопытство, для российского гражданина - ещё и родина, своя история, свои корни, мы сами, наконец. А потому всё, что удастся увидеть в дороге, кроме любопытства, разбудит в русской душе другие чувства, главное из которых - любовь к родному краю, как ни пафосно это, может быть, звучит.

Старицкие радости
«Счастья вам, чистого неба и благополучия» - такой плакат встречает каждого гостя, заехавшего посмотреть на старинный городок Старицы. Срубленный на берегу Волги ещё в 1297 году, он так и стоит, словно вкопанный в землю, не стараясь изменять своему облику, раз и навсегда сложившемуся ритму. Потому здесь жизнь протекает размеренно - плавно, как водные потоки величайшей из рек.
Чуть более девяти тысяч человек проживают здесь и называют город своей малой родиной. Крепкие, основательные дома на чистых улицах, глухие заборы, у каждого - клочок земли с крепкими кочанами капусты, до сих пор не убранными на зиму. Лопухи под плетнём и сгорбившийся, как старик, сухой подсолнух. Мокрые под моросящим дождём заборы. Поленницы дров: дома сих пор отапливаются печками. Это то, что можно любить воистину - большой и тихой любовью. Эта любовь равномерно разливается во всём здешнем воздухе, в колокольном перезвоне, слышном далеко за Волгой. Колокольня Свято¬Успенского монастыря, белой свечкой вставшая над городом, словно дозорная башня, охраняет город от всех мирских невзгод.
Главная здешняя достопримечательность - местный краевед Александр Владимирович Шитков. Раз в год он выпускает по книге и носится, прихрамывая, по всему городу, показывая гостям его самые потаённые уголки. Впрочем, для патриота своего края незамечательных мест не бывает. И важно так построить разговор, чтобы заинтересовать историей родного города, влюбить в него каждого, тут оказавшегося. Поверьте - дело крайне сложное, оно под силу лишь человеку, беззаветно преданному своей земле.
Мы торопились за Шитковым по старым немощёным улицам - от одного собора к другому, от сохранившейся старинной кузницы до купеческого особняка, заглядывали в старые дворы, пытаясь разглядеть, разгадать их сокровенные тайны, а перед нами кружился калейдоскоп портретов, событий, старинных усадеб, церквей... Без Александра Владимировича Старица осталась бы для нас лишь милым провинциальным городком, без великой своей истории и культуры. Без любви, которой овеян здесь каждый двор. Из этой любви и выросли дивные строки тверского поэта Виктора Грибкова:


Здесь начало начал. Это сердце России -
У истока реки, где часовенки крест.
Волга мирно течёт, наполняется силой
И вбирает в себя красоту этих мест.
Свои воды несёшь ты в Каспийское море,
Но впадает ещё Волга в сердце моё.
Потому, может быть, в дни и счастья, и горя
Каждый русский всегда славит имя твоё...

Жемчужина провинции
А теперь поторопимся в Торопец. Когда впервые слышишь это название, кажется, что оно произошло от слова «торопиться». Однако это не так. Своё имя Торопец получил от реки Торопа (на языке прибалтийских народов «тор» - путь, «опа» - река), на которой был основан в начале VIII века. Но не будем вас знакомить с историей этого древнего городка, которую вы легко найдёте в путеводителе, а позволим себе выделить некоторые штрихи к его современному портрету.
Что¬что, а торопиться в Торопце никуда не стоит. Сами торопчане задают размеренный ритм уездной жизни, предпочитая четырёхколесному другу двухколёсный. Велосипедистов здесь можно встретить везде: этому способствует как небольшой размер городка, так и негустой доход его граждан. Но, к чести Торопца, стоит добавить, что нищетой здесь не пахнет. Нет в городе ни бомжей, ни присущей октябрю грязи, ни гастарбайтеров. Последнее особенно удивительно, потому что видеть русского человека кладущим асфальт было крайне непривычно. Зато дороги и тротуары на главной улице Торопца выложены аккуратно и с любовью, как рачительный хозяин сделал бы для себя. Доказательством тому, что здесь всё уютно, по¬домашнему, может служить и небольшая местная обувная фабрика, прославившаяся на всю округу производством тапочек.
Торопчане крайне ревниво относятся к славе своей провинциальной жемчужины. Кстати, на такой драгоценный эпитет Торопец имеет право как никто другой. Добываемый здесь в старину речной жемчуг отсчитывали не поштучно, а горстями. Не случайно в древних записях упоминается: «Сгорели амбары жемчуга». Одной из визитных карточек города является уникальный женский убор «кика с шишками», называемый в местном просторечии «шишак». Его делали из добытого в местных речках жемчуга. Интересно, что поначалу речные жемчужины мягкие, как пластилин. Чтобы они затвердели, их клали за щёку на несколько часов. Для красоты и белизны речной драгоценности к подобным работам допускались лишь чистые душой и телом люди. Поэтому перед процедурой торопчане обязательно парились в бане и молились в церкви.
Такой кокошник в старину не только составлял гордость красавицы, но и стоил целое состояние, часто более дорогое, чем всё недвижимое имущество семьи. Подобные шапки торопчанок стоили от двух до семи тысяч рублей. «Шишак» часто давали напрокат на время свадеб, или его могли заложить в заклад. Кокошники с жемчужными шишками здесь можно увидеть на портретах в каждом музее или на исполнительницах ансамбля «Вечёрка», которые готовы порадовать гостей Торопца своим внешним видом, угостить пирогами, а также усладить слух старинной обрядовой песней.
Ещё одна изюминка Торопца - в его архитектурном ансамбле. Не случайно местная школа зодчества получила название «торопецкое барокко». Сегодня особый стиль местных архитекторов можно проследить не только по 13 сохранившимся здесь церквям, но и по старинным домикам. Обязательно, не спеша, прогуляйтесь по центральной Советской (а в прошлом Миллионной) улице Торопца и насладитесь всей прелестью старых купеческих и мещанских домов. Эта улица выведет вас прямо к Торговым рядам. Если свернуть от них налево, на улицу Никитина, то упрётесь в одноэтажный деревянный домик напротив Спасо¬Преображенской церкви. Это незатейливое жилище уважительно называют Домом патриарха. Здесь провёл своё детство Патриарх Московский и всея Руси Тихон (в миру Василий Иванович Белавин). Интересную экскурсию по патриаршей колыбели проводит местный священник.

Детский сад для медвежат
Если вы устали от провинциальной истории, поезжайте на природу. Тем более что торопецкая земля и здесь готова открыть для вас много любопытного. В 1985 году на территории района начала работу биологическая станция «Чистый лес». Она расположилась близ деревни Бубоницы и прославилась на всю округу уникальным детским садом для медвежат¬сирот. Организаторы биостанции - семья учёных Пажетновых. По их инициативе здесь уже несколько лет выкармливают, воспитывают и выпускают в дикую природу маленьких медвежат. Сейчас в медвежьем саду 6 малышей, хотя были времена, когда их было 20. В этом году медвежат¬сирот привезли на воспитание из Тверской, Костромской и Новгородской областей. Теряют мам косолапые по вине людей. И в этом виноваты не только охотники, но и, например, лесорубы: они могут спугнуть медведицу, и она уже больше не вернётся в свою берлогу. А для медвежат это верная смерть.
Всего семья Пажетновых за время своей работы выпустила в лес более 150 медведей. Мохнатых сирот начинаю привозить в детский сад в январе. Медвежат, как детей, кормят из соски, причём детской смесью. Живут малыши в доме без окон, где нет посторонних звуков и запахов, как в берлоге. Светлана и Валентин Пажетновы берут медвежат с момента рождения и до трёх месяцев. Только в этом случае удаётся воспитать дикого зверя. Кормить новорождённых приходится через каждые два часа. А весит только что родившийся медвежонок не более 500 граммов.
Медвежата, как и человеческие малыши, нуждаются в материнском тепле и ласке. Поэтому вырастить мохнатого сироту с любовью, сохраняя при этом страх к человеку, не так просто. С косолапыми нельзя разговаривать, нельзя показывать открытые участки тела, нельзя без надобности заходить к ним, нельзя, чтобы дикий зверь привыкал к запаху человека.
Когда мы были на станции, медвежата готовились к спячке. Для этого биологи приготовили им несколько комфортных глухих «берлог», где косолапые проведут время до марта, когда их выпустят в лес, чтобы они научились добывать себе корм и жить в дикой природе. Впрочем, весь процесс ухода за косолапыми вы можете увидеть, по понятным причинам, только на видео в «медвежьем» конференц­зале. Но не расстраивайтесь, что проделали длинный путь только из¬за фильма, а лучше отправляйтесь по одному из предложенных биологами маршрутов: экотропе, зоологической или историко¬археологической экскурсиям. Здесь вас ждут не только удивительная по своей красоте природа Западного Валдая (или «южной тайги», как её ещё называют), интересный рассказ экскурсовода, но и, если повезёт приехать в сезон, - ковры морошки, черники, голубики и клюквы.

Осташков - сердце Селигера
Признаемся, бывали в Осташкове не единожды. Но всякий раз стремимся увидеть этот городок вновь, предвкушая встречу, как свидание с любимым человеком. Маленький древнерусский городок уютно разместился на стрелке земли, с трёх сторон омываемой водами Селигера. Его улочки вытянулись вдоль всего полуострова, как лучики, и подступают прямо к воде. Осташков до сих пор считается образцом градостроительства в России. Не случайно негласно его называют второй Венецией.
Сегодня город, похоже, переживает туристический бум. В Осташкове, где раньше мы могли остановиться лишь в частных пансионатах или домах, сегодня можно поселиться в одной из двух комфортабельных гостиниц и откушать в приличных по московским меркам ресторанах. Впрочем, даже их для городка, особенно в летний сезон, явно не хватает. С вводом в Осташкове в 2006 году нового тверского порта город уверенно превращается из провинциальной глубинки в раскрученный северный курорт. С ранней весны до глубокой осени теплоходы возят горожан на Нилову Пустынь, в местечки Бараново и Сокол, на Серебряное озеро. Похоже, развитие туризма на руку и местным жителям, которые с удовольствием предоставляют свободные комнаты заезжим рыбачкам ни много ни мало по 500 рублей за сутки.
Но обвинить местное население в барышничестве было бы грубой ошибкой. Просто хлеб им достаётся не так уж легко. В который раз мы убеждаемся, что тверяки народ добрый и отзывчивый. Так, водитель служебного автобуса, который мы тормознули, чтобы добраться до гостиницы, не просто указал нам дорогу, но и благополучно подвёз до неё, изменив при этом свой маршрут. Впрочем, возможно, мы просто приглянулись водителю. Ведь не секрет, что осташковцы москвичей слегка недолюбливают - за то, что, по их словам, скупили уже пол­Селигера. Самим же горожанам из нехитрого дохода едва хватает на поддержание в порядке своих древних домов. Многие жители в Осташкове до сих пор живут в исторически раритетных жилищах. Как нам рассказала хозяйка одного из бараков, находящихся в черте Знаменского женского монастыря, их дому уже более 200 лет. Когда¬то здесь находились кельи монахинь.
А вот в Ниловой Пустыни, которая в 20 километрах от Осташкова, монастырь мужской. Шесть лет назад он представлял собой жалкое зрелище. Однако за это время монастырь серьёзно отреставрировали. Причём настолько, что, зайдя в главный храм, ощущаешь себя, как в школе, которую только что отремонтировали, и она не успела проветриться от запахов краски, линолеума, новой плитки и ламината. Насколько это плохо или хорошо, предоставляем судить вам. А мы держим свой путь к ещё одной тверской жемчужине - старинному Торжку.

Умеющий - да увидит
Писать о Торжке - дело для рядового путешественника неблагодарное. Всё уже до нас прочувствовано, выражено не одним поколением русской интеллигенции в живописи, скульптуре, стихах и прозе. Но стоит оказаться среди крепких домов, ниточкой вытянувшихся вдоль реки Тверцы, охраняемой высокими куполами соборов, познакомиться со здешним народом, как начинаешь понимать, что просто фотографиями и воспоминаниями тут не обойдёшься. Хочется приметить что­то своё, особенное, и рассказать об этом другим. Уж очень захватывает здешняя тёплая атмосфера, несмотря на промытый влагой холодный воздух. Но ты смело вдыхаешь его в себя - здоровый, бодрящий, идущий с реки, манящий к себе, чем дальше - тем ближе. И вот ты уже стоишь на обрыве и смотришь на реку и городок сверху, со стороны Борисоглебского монастыря, всем своим видом молящего о помощи.
Торжок - ни на один другой не похожий город. Это подтвердит каждый, кто бывал здесь хотя бы однажды. Свою натуру, свой облик ему непостижимым образом удалось сохранить. Наверное, правду говорят, что всё¬таки не люди определяют характер городов, а места формируют тип жителей. Негромкая, неяркая северная природа, холодный климат воспитали тут людей сдержанных, рассудительных и добрых, готовых поделиться теплом - душевным в том числе.
Кстати, все города и городки, которые мы проехали, разные по истории, духу и настроению. Все они привнесли свой колорит, свои черты в собирательный портрет русской провинции. И получилась она немножко наивная, домовитая, щедрая на природу, бережная к истории и по¬настоящему талантливая. Так что, вспоминая сегодня увиденное, душа занимается радостью. И ты чувствуешь, как вновь наполняется она согласием с той тишиной и благодатью, что наполняют душу всякого, кто оказался там, в медвежьем углу Тверской земли.
Здесь забываешь про всё на свете, превращаясь в одни глаза и уши. Где¬то люди в неправде барахтаются, в суете непролазной, а здесь - благодать и гармония. Эти два «обжигающих» чувства - непременные составляющие того, что называется счастьем. Значит, за счастьем отправляйтесь сюда, на север, где рады каждому гостю.

Р. S. Редакция благодарит за помощь в организации материала Комитет по туризму, курортам и международным связям Тверской области и лично Виктора Михайловича Грибкова.

© 2008 — 2018

Создание сайта — «ИНПРОЕКТ» 

При использовании материала с
этого ресурса ссылка на
www.tverturism.ru обязательна.